19:08 

Творческий процесс

Lanaelle
Закончив "Неправильного Учиху", Лади думала, что в кои-то веки смогла завершить историю.
Щаз, сказали персонажи.
И фиг бы с тем, что они просто прописались в хэдканоне, они ещё и потребовали себе новых историй.
Итак, первый омак к "Неправильному Учихе": "Не-любовь".
***
Впервые он встретил Акеми, когда сокомандники потащили его отметить удачное завершение миссии. Он с сомнением относился к подобным развлечениям, но Котетсу, бывший старшим в его группе, был весьма настойчив.
- Брось, Тоби, у хозяйки Саяко первоклассные девочки - мягонькие гражданские, проверенные, высший сорт! Позовем таю и пару-тройку юдзё - как раз на всех хватит!
Сенджу ненавидел это сокращение своего имени, да и порывы тела умел укрощать - ему уже пятнадцать, не мальчишка уже. Но ани-чан и Казухико лидера поддержали, а оставлять ани-чана без присмотра Сенджу не рисковал. Может, в бою ани-чан и сильнее, но женщины - его слабость.
Хозяйка к пьяным от крови и смертей шиноби отнеслась благосклонно, выделив им и источник, и четверку миловидных девушек. Сенджу даже не пытался запомнить их имена, но на уровень чакры проверил сразу. Ничего не учуял и слегка успокоился - даже белокожая и черноглазая таю не вызывала подозрений. Даже для медовушки у неё было мало чакры. Но именно её Сенджу предпочел увести за собой - раз таю, значит опытна, так пусть и достанется самому хладнокровному в этом дурдоме. Даже гражданская может быть завербована и собирать информацию для врага.
Но таю и впрямь была хороша - и в постели, и вне её. Впрочем, это и отличает таю от юдзё - умение развлекать клиента не только своим телом. А Акеми-таю умело играла на кото и с удовольствием поддерживала дискуссию о политике. Пытаться вычислить по репликам, на кого работает очередная таю, приносило Сенджу куда больше удовольствия, чем секс, особенно если личность покровителя была неочевидна. А в этот раз победа в дискуссии осталась за таю, распаляя любопытство и паранойю. Сенджу пообещал себе вернуться в этот бордель ещё раз.

Как и обещал, он ещё не раз возвращался - раза с третьего практически незаметные, мимолетные оговорки всё же выдали ему покровителя Акеми-таю, но даже их он заметил лишь после разговоров, вдумчиво анализируя каждую фразу и сопоставляя сказанное с политической обстановкой и событиями, что следовали за их разговорами. Им оказался младший сын даймё, что претендовать на трон мог лишь через труп старшего брата, и, судя по происходящему, намеревался этот шаг через труп сделать.
Сенджу было выгодно, чтобы на троне страны Огня оказался именно младший сын: он был умнее брата и талантливее как политик, а главное - тайно поддерживал клан Сенджу. А потому он порой словно невзначай выдавал Акеми-таю важные моменты. И она не подводила, ловко выуживая намёки и сведения из его речи. Если бы он только знал тогда, кто покровительствует ей на самом деле…

Однажды ани-чан полушутя поинтересовался, не влюбился ли его братик, и не надумал ли жениться. Сенджу отмахнулся: разумеется, он не влюбился. Холодное, рациональное восхищение талантом гражданской девчонки, что делал её опасной даже без чакры, с любовью, о которой столько говорят, не имело ничего общего. И, если бы не те кусочки информации, что удавалось порой вытянуть из этих разговоров, он предпочёл бы любоваться издалека. Однако, ани-чан традиционно плюнул на логические доводы и намекнул, что брату почти восемнадцать, война в разгаре, а он до сих пор не женат, и лучше бы ему с этим поторопиться. Ани-чан был послан к своей Узумаки, но Сенджу невольно задумался над мыслью о необходимости жениться.
Во избежание глупых мыслей он ушел на пару месяцев на миссию в другую страну, а когда вернулся - узнал, что Акеми-таю ушла из профессии и, видимо, вышла замуж, но за кого - никто не знает и не слышал. Тогда он лишь пожал плечами - обычное дело. Хоть и колыхнулось в душе нечто тёмное, что-то шепнуло: “не успел, опоздал, увели!”

И кто бы мог подумать, что увидеть её вновь будет так больно? Свежеотстроенная общая деревня была местом оживлённым, но Сенджу со своими теневыми клонами успевал везде. Ошибки быть не могло - имя, лицо, походка, жесты, голос… Вот только от неё в кои-то веки ощущается чакра, на руках у неё ребёнок, а на спине - мон Учиха. Осознание хлестнуло по нервам порывом ледяного ветра: она - куноичи Учиха. Впору порадоваться, что не успел тогда - а его накрывает злость. Всё-таки обманула. Вышла победительницей в политической игре. Но он сдержал порыв шагнуть сквозь толпу, бросить в красивое личико пару резких слов.

Он следил. Собирал сведения, вызнавал окольными путями. Точно узнал, как она сумела обмануть его - но ему интересно не только это. Тайну отца своего ребёнка она хранила лишь в своей памяти, и даже внешне мальчишка оказался копией матери.

Но старое холодное восхищение никуда не уходит, превращаясь в навязчивую потребность. Не ани-чану же поддерживать тонкую игру смыслов - он прямолинеен, местами наивен и слишком, невероятно, неприлично простодушен. Узумаки его вертит им, как хочет, но Узумаки опасается брата своего мужа. И правильно опасается - Сенджу не верит ей, да и мысли его занимает иная женщина.

А поймать момент, когда бывшая таю останется в одиночестве, скрыть чакру и прокрасться незамеченным через половину квартала Учих - совсем несложно. Он и прокрадывается - а она разливает чай по чашкам и поддерживает беседу о политике Кумо и Ивы. Коноха - негласное табу. Он успевает уйти до прихода домой её сына, но лишь затем, чтобы вернуться - с большинством дел справятся и клоны.

Она не сопротивляется, когда в один из визитов он, игнорируя чай, прижимает её к стене. Она давно уже не таю, но вбитые с детства привычки не вытравишь за несколько лет псевдо-мирной жизни. Не сопротивляется, отвечает на жадные поцелуи, но в тёмных глазах проскальзывают алыми искрами мысли об убийстве.

Сколько раз она могла убить его? Сколько раз могла бы отомстить за того, кого действительно любила? Но её разум слишком холоден для этой мести, пламени ненависти не на чём гореть. И она не касается отравленных игл, скрытых в причёске, и не возмущается, когда домашняя юката отлетает в сторону. В конечном итоге, это в чём-то лестно: провоцировать самого невозмутимого из Сенджу на столь яркие эмоции. И в чём-то даже полезно: пусть думает о ней и её интригах, не замечая того, что она даже не пытается скрыть.

Но оба они знают: это не-любовь.

@темы: @Творчество, @Наруто

URL
   

Тихий уголок

главная